Олег Хоменко: Беларусь интересна Европе своей белорусскостью

Олег Хоменко.jpgВедущим на пятом этно-фестивале «Свободный воздух», который традиционно пройдет 25 августа на хуторе Шабли, станет лидер фолк-группы «Палац» Олег Хоменко.

О том, почему Белоруси нужно больше «открытого воздуха», чем отечественные исполнители могут заинтересовать Европу и чем стал за эти годы «Свободный воздух», он рассказал нам.

— Как известно, в этом году «Свободный воздух» пройдет в пятый раз. На ваш взгляд, насколько этническая музыка, этот или другие фестивали этнической музыки вписываются в сегодняшнюю белорусскую действительность?

— Я отвечу так, что сегодня фестиваль «Свободный воздух» не только для белорусской действительности, он вписывается в европейский контекст развития.

Этнических, фолк-этнических фестивалей в Европе — невпроворот. И увеличивается не только их количество и качество, но и заинтересованность слушателей именно такой музыкой. Потому что это музыка и для отдыха, для свободного воздуха, для open-air, и при этом она создает пространство для восприятия образовательной, познавательной информации. И поэтому таких фестивалей, как «Свободный воздух», должно быть в Белоруси гораздо больше. Я очень благодарен организаторам «Свободного воздуха» и поэтому активно присоединяюсь к их работе и сам пытаюсь работать на эту цель (15 сентября пройдет еще один фолк-фестиваль «Серебряная Свадьба»), чтобы таких фестивалей было больше и чтобы они были более качественными. И «Свободный воздух» — это пример, если хотите, образец того, как могут выглядеть и как нужно делать этно-фолк-фестивали.

— Изначально «Свободный воздух» задумывался как этно-фестиваль белорусского музыканта, но быстро фестиваль разросся до международного уровня. В этом году в Шабли приедут даже немцы. Как вы относитесь к такому тренду?

— Это традиционный путь любого фестиваля. Так было в Польше, так было в Германии, так было во Франции, так происходит и у нас. Этот путь интересен именно тем, что через искусство своего народа ты начинаешь понимать искусство народов других.

— Вы были много где на подобных фестивалях. Который сравнительно с ними уровень сегодняшнего «Вольного воздуха»?

— Я много видел фестивалей, и если говорить о «Свободном воздухе», то он на это время перерос муниципальный уровень. Конечно, прежде всего, очень важны такие фестивали на муниципальном уровне, как, например, отличный фестиваль «Берегиня». Но очевидно, что сейчас «Свободный воздух» делает то, что должно делать государство. Это определяет, что он уже общебелорусский, а по функциям, даже национальный фестиваль. И это вот меня очень радует.

— Для вас лично фестиваль «Вольный воздух» — это что?

— Если мы давно говорили с Володей (В. Шаблинский, один из организаторов «Вольного воздуха») о том, что такие фестивали нужны, то конечно там было много целей, которые мы обсуждали. Во-первых, это привлечь внимание к исполнителям, которые используют национальные элементы в своем творчестве. Это очень важно, потому что поп- и рок-музыка по-сути наднациональная, транснациональная, она направлена, прежде всего, на сверхбольшую аудиторию. Наши поп- и рок-музыканты этим не могут пользоваться, потому что они находятся не в системе наднациональной музыкальной индустрии. И по этой причине нашим музыкантам обязательно к популярной и рок-музыке нужно идти через нашу фольклорную музыку. Вот это и была такая стержневая цель фестиваля. И мы планировали, что здесь конечно же будет и фолк-модерн, и неофолк, и фолк-рок, и фолк-джаз, и этно-транс, и этно-панк, и те все вещи, чем богатый мир. Но при этом все равно нужно еще и еще раз говорить о национальной этнобазе. Беларусь интересна миру не своими талантливыми певцами и рок-музыкантами (у них выдающихся исполнителей и без нас достаточно), а, прежде всего, она интересна тем, чего нет в Европе: в Европе нет белорускости.

При этом мы хотели, чтобы это было и культурное событие. Чтобы это было пространство, где могли встретиться творческие люди — художники, писатели, поэты, в общем, социально активные люди. Важна была и цель показать, что фестиваль может существовать практически самоакупаемо, что совсем не нужно глобальных бюджетов, тянуть деньги из государства, или тянуть спонсоров по-распределению», что это явление уже сегодня, в сегодняшних экономических условиях жизнеспособно, а в перспективе может стать коммерчески выгодно.

И сейчас можно говорить, что «Свободный воздух» — это не только пример, но, в каком-то смысле, — образец для подражания.